cepb (cepb) wrote,
cepb
cepb

Хазарский словарь

[прочитал. отметил для себя вкртц]

гонимые жаркой тишиной
ветер-самец (ветрами-самцами)
они никогда не приносят дождей,
и из них растет трава, которую они
влекут по небу как бороды

Хазарские женщины в случае гибели на
войне своих мужей получали по одной подушке для того, чтобы
хранить в ней слезы, проливаемые по погибшему ратнику.

Один из русских полководцев Х века, князь Святослав, не
сходя с коня съел хазарское царство, словно яблоко.

Очевидцы отмечали, что тени домов хазарской столицы еще долго не исчезали,
хотя сами дома давно были разрушены.


"Каждый из нас выводит гулять свою мысль впереди
себя, как обезьяну на поводке. Когда читаешь, имеешь дело с двумя
такими обезьянами: одной своей и одной чужой. Или, что еще хуже,
с одной.обезьяной и одной гиеной. Вот и смотри, чем кого накормить.
Ведь вкусы у них разные..."

их сегодня еще удалось бы разыскать,если среди следов вообще можно
распознать самый первый, за которым последовали другие, образовавшие тропинку

от сна в глазах остается лишь песок

Тогда он будет
продвигаться сквозь книгу, как сквозь лес, - от знака до знака,
ориентируясь по звездам, месяцу и крестам.

власть в перстне, а
сила в свисте сабли

их свобода посажена на цепь, поэтому сами они готовы на все.

По ночам на каждом веке она носила по букве, написанной так же,
как пишут буквы на
веках коней перед состязанием. Это были буквы запрещенной
хазарской азбуки, письмена которой убивали всякого, кто их
прочтет. Буквы писали слепцы, а по утрам, перед умыванием
принцессы, служанки прислуживали ей зажмурившись. Так она
была защищена от врагов во время сна, когда человек, по повериям
хазар, наиболее уязвим.

Ты питаешься разодранным на куски ветром

я пытаюсь родиться заново, но только так, чтобы получилось лучше

Этот Аверкие Скила носит один глаз постным, а другой скоромным,
а все морщины его лица связаны в узел над переносицей.

"Баба без зада, что село без церкви"

Он не из тех, кто
проживает жизнь бегом. Свое будущее он заселяет медленно и
осознанно. Открывает его для себя шаг за шагом, как неведомую
землю, сначала раскорчевывает и только потом строит в самом
подходящем месте здание, в котором потом еще долго переставляет
все вещи, пока не найдет их истинное расположение. Он обращает
внимание на то, чтобы будущее не замедлило свой ход и рост,
однако заботится и о том, чтобы самому не разогнаться и не
зашагать вперед быстрее, чем оно может продвигаться впереди него.
Это своего рода гонка. И проигрывает тот, кто быстрее.


Напрасно втыкали в дверь вилку
и, поплевав на сложенные в кукиш три пальца, крестили ими его
грудь.

у него появились мозоли на мыслях

Девочка все лучшее взяла от
матери, так что та после родов осталась навсегда безобразной.

ничто не щекочет
так приятно, как трехдневная мужская щетина, проросшая в дни
любви.

они некогда пали в борьбе, а я побледнел

однажды
ночью, которая была такой тонкой, что два человека, один из
которых стоял во вторнике, а второй в среде, могли через нее
пожать друг другу руки

он снимал с нее, как с дерева, каждый свой день

мудрость его
обострялась в момент, когда он расставался с собеседником

Он всегда пропускал тот миг, когда
все уже сказано и когда все вокруг снимают маски и принимают
свой обычный вид, такой, который имеют наедине с собой.

а за ними, чуть быстрее, шли их голые тени, которые были
старше их вдвое


Я мастер сабельного боя. Я знаю, что когда
убиваешь, всякий раз это бывает по-другому, так же как всякий раз
по-другому бывает в постели с каждой новой женщиной. Просто
потом одних забываешь, а других нет.

век его прошел главным образом
среди диких племен, где после того, как пожмешь кому-нибудь руку,
следует на своей пересчитать пальцы

Наш глаз - это
мишень для окружающих вещей. Они прицеливаются в него, а не
наоборот

Глаза они носили на том месте, где
когда-то росли рога, и это еще было заметно, подпоясывались
змеями, спали головой на юг, выпавшие зубы забрасывали на
другую сторону дома, через крышу.

на дне каждого сна лежит Бог

Я не
смотрю на него в этот миг, потому что он похож на всех
остальных любовников в мире, которых счастье будто ударило по
лицу.


Плохой спуск может
свести на нет счастливое восхождение

Он знал язык своих
славянских подданных с бородатыми душами, которые зимой для
тепла носили под рубашками птиц.

путешествие,где каждый шаг - это буква, каждая тропа - фраза,
а каждая остановка - число одной великой книги.

один - обращенный в прошлое и слепой,
другой - устремленный в будущее и провидец

Или мы ошибаемся, как и все,
чье зрение служит воспоминаниям, а не земле под нами...

Труднее всего вспахивать чужую ниву и собственную
жену, но так как каждый человек распят на
собственной жене как на кресте, получается, что труднее всего нести
не чужой крест, а свой.

Вдруг он почувствовал, как новая, другая тишина вплыла в его молчание
и разбила его. Рядом молчал еще кто-то, но молчал не на его языке.

имена - для Бога, а глаголы для человека

Краски смешиваю не я, а твое зрение

- Ты видишь эту борозду? Ее пропахал не плуг. Это борозда
от лая собак...

раны заживали, оставляя на коже лишь японские иероглифы

рана, раскрылась, как рот, издав крик освобожденной крови

Иногда он просыпался с глазами, полными
высохших слез, которые, если их потереть, распадались и
крошились под пальцами, как кусочки разбитого стекла или как
песок, и по этим остаткам он мог распознавать - чужие это слезы
или его собственные

Один стакан хватит, два - мало!

хазары всю свою мудрость извлекают из груди, как будто заранее ее проглотили

я дам тебе товара в долг сколько хочешь, ты только
напиши бумагу, что вернешь, когда договоримся

седьмая глубина глубины

Разница между двумя "да" может быть большей, чем между "да" и "нет" (с) Atex

собственный верблюд плюнет тебе прямо в глаза

Тогда каган спросил ловца снов, что означает этот сон и в чем
причина хазарских бед. Ловец снов ответил, что грядет великий
человек и время равняется по нему. Каган на это возразил:
- Неправильно, это мы измельчали, отсюда и наши беды.

небесный ангел думает так же, как мы видим сны

Стояла тишина, такая, что было слышно, как у певца, лежавшего в
темноте рядом с Масуди, цветут волосы.

ее лицо и руки были исцарапаны многочисленными взглядами

кто виноват с трех сторон, и
с четвертой не найдет спасения

умеющий питаться тишиной

мужчины ходят ровно потому, что составлены из двух хромых,
женщины же зрячи, так как сложены из двух одноглазых

он действительно обладает ангельским голосом, но истина на другой стороне

От того, первоначального, до настоящего дошло очень
немногое, столько же, сколько грусти доходит от одной собаки до
другой, когда она слышит, как дети подражают лаю.

никто не бывает мудрым и красивым все семь дней в неделю

я не смогу закрывать глаза перед Истиной, спасаться зажмуриваясь

Иногда вечером, когда солнце смотрит в твои глаза, бабочка, перелетевшая
тебе дорогу, может показаться далекой птицей, а низко пролетевшая
радость - высоко взлетевшей печалью...

Я суну кому надо несколько золотых эскудо в бороду

человеческое слово как голод. Всегда имеет разную силу

Череп его под волосами был почти черным, на лице морщина молчания, а свой
огромный член он по праздникам привязывал длинной шелковой
нитью к зяблику, который летел впереди и нес его.

Моя родина - тишина, моя пища - молчание. Я сижу в своем имени, как гребец в лодке.

У них столько войска, что все оно может поместиться в храме или в одном свитке,
заполненном их письменами.

Дни капали, как капают капли дождя

Сколько бы он ни стоил, он не может стоить больше, чем всё

Истина прозрачна и поэтому незаметна, а ложь мутна, она не
пропускает ни света, ни взгляда

запомни раз и навсегда - ты работаешь,
потому что не умеешь жить. Если бы ты умела жить, то не работала
бы и никакая наука для тебя бы не существовала. Но все учили нас
только работать, и никто - жить

Мы занимаемся
любовью, а потом лежим, глядя каждый в свои мрак

пока постишься, не бери в рот ни
слова, чтобы если не уши, то хоть рот очистить от слов. Потому что
слова приходят не из головы и не из души, а из мира, с липких
языков и из смердящих ртов, они давно обглоданы, обкусаны и
засалены от постоянного пережевывания. Они давно потеряли свой
вид, бесчисленные рты перетирают их своими зубами...

Когда человек проводит всю
жизнь в дремоте, никто вокруг не ожидает, что как-то раз он
встрепенется

он сразу начал стареть, потому что его душа была перелетной птицей

Было ясно видно, что ее время льется, как дождь, а его падает, как снег

читать толстую книгу означает долго оставаться в одиночестве

[хазарский словарь Милорада Павича]
http://lib.ru/INPROZ/PAWICH/hazarman.txt
Tags: чтиво вкртц
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments